• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рассказы (список заголовков)
02:29 

Вершитель судеб

Фарс под дождём
Судья протер рукавом высокий лысеющий лоб. Зачем-то снял очки, прищурился, посмотрел сквозь них на тусклый оконный свет и водрузил обратно на переносицу. Обвиняемый мялся перед ним, как ребенок под дверями отхожего места, и это зрелище вызывало брезгливость. Ну не похож он на злодея - этот худющий простолюдин в штанах, перетянутых веревкой, и в линялом платке на пегих волосах.
- Твоё имя? - лениво вопросил Судья.
- Карлос, Ваша честь.
читать дальше

@темы: рассказы

22:03 

На все четыре стороны

Фарс под дождём
Женщина смущенно улыбается:
- Добрый день. Меня зовут Марта. Меня Ваш сын нанял.
- Здравствуйте, Марта.
Посторонившись, я пропускаю её в комнату. Задерживаюсь, чтобы запереть двери... и чтобы не видеть её лица в первый момент. Когда она замрёт и станет осматривать стены. Все четыре стены - одну за другой.

читать дальше

@темы: рассказы

14:51 

Любовь моя, цвет зеленый ***

Фарс под дождём
- Хочешь, чтоб я ушел?
Молчу и смотрю на него, улыбаясь. Под этим взглядом он мучительно краснеет, запинается и комкает в руке краешек футболки.
- Ну… То есть, я пойму, если ты скажешь мне уйти. Ведь ты… Ну, то есть я…
Если я скажу «да», он, наверное, соберется по-армейски быстро – прежде, чем догорит спичка. Сжимаю его запястья, усаживаю на табурет, прикуриваю разом две сигареты и протягиваю ему одну.
- Ерунда, Паш. Всё хорошо.
читать дальше

@темы: рассказы, старые_блокнотики

URL
12:43 

Северный ветер

Фарс под дождём
…Чему я не устаю поражаться вот уже много лет – так это карпатским топонимам! Как причудлива должна быть психика людей, дающих такие названия окружающему миру! Например, Тухля. Почему «тухля»? Что должно было сдохнуть и стухнуть, чтобы в честь этого назвали целое село – и немаленькое село, как по здешним меркам! Или, вот, Бубнище… не какое-нибудь «бубно», что бы оно ни значило, - а целое «бубнище». Внушает, ага. А горы?! Гора Синяк. Гора Синячка. Гора Хомяк. Гора, извините, Парашка. О последней, впрочем, говорят, что она названа в честь некоей Параскевы, дочки сельского головы из близлежащего Коростова – мол, случилась с этой дочкой несчастная любовь. Как раз на вершине горы, да. Тысяча двести семьдесят метров. Высокие, высокие отношения!
Но есть названия по-настоящему сказочные – такие, что даже сладко губам. Озеро Синевир… это как лежать на берегу, глазами в небо, и видеть сны, прозрачные, как хрусталь. Гора Зелемин – травяная, вся в лугах, и кучерявая от черничных кустов… А есть вершины с именами звучными и странными, словно это – древние волшебники, превратившиеся в горы: Бребенескул, Бальзатул, Менчул…

Такие ленивые мысли, неспешная беседа с самим собой, развлекали меня, пока я шел от Черемоша вдоль речки Дземброни. Путь мой лежал к Черной горе, к Белому Слону*, и это был мой первый зимний соляк – до сих пор на одиночные походы я решался только летом. Впрочем, и этот поход формально зимним не был: на календаре значилось 18 марта. В городе хлюпала серая слякоть, и летели во все стороны брызги из-под колес… а здесь, на Черногорском хребте, ещё лежал снег – нетронутый, белый, толстый. Правильный, в общем, снег.

читать дальше

@темы: рассказы

02:15 

Темный

Фарс под дождём
Нас карают лишь те боги, в которых мы верим (с)

1.
- Тёмный! Смотрите, вон идёт Тёмный!

Человек, носящий это прозвище, делал вид, что не слышит бегущего во все стороны шепотка. Смуглое и угрюмое, его лицо своей неподвижностью напоминало мраморный портрет - тот самый, который много десятков веков спустя станут печатать в учебниках философии.
Человек пересекал агору по диагонали, придерживая рукой края одежды - похоже, он боялся замараться, соприкоснувшись с кем-нибудь из толпы.
Закончилась шестдесят девятая Олимпиада, и древний Эфес бурлил, будто котел с бараньей похлёбкой. В город вернулись атлеты и гетеры, бродячие артисты и просто бродяги, поэты, риторы и богатые бездельники. По этому случаю басилевс устроил празднество: Эфес чествовал легконогого Аркесилая, бегуна, привезшего из Афин лавровый венок победителя...

Тёмный пробирался сквозь скопище людей, призывая на особо буйные головы все козни Аримана. Внезапно затейливая, неровная песнь привлекла его внимание: на углу стояла женщина с флейтой. Лицо её, прежде, вероятно, прекрасное, несло следы обильных возлияний, а вольный наряд и сандалии с золочёными ремешками выдавали в ней гетеру. Вокруг стояли зеваки, улюлюкая и смеясь. Тёмный приблизился и почуял, как некоторые из них подавились смехом.

читать дальше

@темы: рассказы, старые_блокнотики

23:25 

Убить кролика

Фарс под дождём
[…передо мной сидит бледный мальчик с очень взрослыми глазами…]
1.
…Помню, как этот кубик попался мне в руку – деревянный большой кубик, он едва помещался на моей ладони, грани его были раскрашены красным и зелёным, а на углах краска облупилась.
Ванечка стоял в нескольких шагах от меня и смеялся; в кулаке он сжимал волосы блондинистой облезлой куклы, которую только что забрал у меня с криком: «Девчонка, плакса, кролик!!!»
Рядом плакала Лариса – мы играли в дочки-матери, и кукла – её так по-глупому звали – Зюзя – кукла Зюзя была нашей дочкой, и я отводил её в детский садик, как и подобает примерному отцу (как делал и мой отец очень давно, хотя на самом деле – пару месяцев назад).
- Кролик – девчонка! Кролик – сопля! – Ванечка кривлялся; на губах у него блестели прозрачные пузырьки слюны. И я до сих пор помню его глаза – дерзкие блекло-голубые глаза, в которых плескалось чувство превосходства и сознание своей силы… И помню влажную русую чёлочку, прилипшую ко лбу.
«Кролик! Сопля!»
…Я почувствовал, что в носу у меня засвербело, я стал хуже видеть и Ванечку, и несчастную куклу Зюзю у него в руках.
- Смотрите! Он ревёт! – прыснул Ванечка. Моя жена Лариса поднялась и, не глядя на меня, подала мне деревянный кубик. Красный с зелёным.
Слёзы мешали прицелиться. Я бросил кубик наугад, но со всей ненавистью (которой было невыносимо тесно в моей маленькой душе). И только тогда действительно разревелся, хотя реветь, вообще-то, полагалось не мне, а Ванечке.
читать дальше

@темы: рассказы, старые_блокнотики

14:16 

Дым над водой

Фарс под дождём
Джилберт Блэкхарт, известный лондонской тусовке под легкомысленным именем Джилли, поспешно выбрался из машины и приостановился, прежде чем двинуться к парадной двери поместья. Приостановился не в священном приступе восторга, но и не просто так, а по делу. Следовало тревожно взглянуть на часы, поправить растрепавшиеся волосы, прикоснуться к модной галстучной булавке, крутануть на пальце золотое с опалом кольцо, нащупать в кармане пиджака блокнот с заготовленными вопросами – в общем, проделать все те ритуальные действия, без которых молодому журналисту очень трудно приступить к самому важному интервью за всю свою недолгую карьеру.
Он волновался. Кто угодно стал бы волноваться, получив от «Time&Money magazine» заказ на интервью с мистером Ангусом МакГриди.

читать дальше

@темы: рассказы

20:27 

КРЫЛЬЯ /врачевание акрофобии/

Фарс под дождём
Видимо, я должна сказать спасибо. Группе "Наутилус-Помпилиус" - за песню "Крылья". Группе "Машина Времени" - за песню "Он был старше нее". Болгарскому писателю Павлу Вежинову - за повесть "Барьер". И человеку, воплотившему мои кошмары в жизнь - за то, что не разучилась летать.
-------------------------------------------------------------------------------------------
...Я подобрал ее во время грозы и отнес домой на руках, прикрывая полой плаща.
А когда ливень затих, ослеп, брызгая редкими каплями вопреки солнечным лучам, мы уже сидели на балконе и любовались радугой: она - на подоконнике, меж двух горшочков цветущей алой герани, я - на корточках, стряхивая пепел сигареты за чугунные прутья решетки. Она с неожиданным аппетитом уминала изюм, насыпанный мною в надтреснутую пиалу; отогревшаяся, обсохшая, она на удивление похорошела - и поблескивала искристыми глазищами сквозь перистые ресницы; я придумывал ей имя - такое, чтобы выразить всё: и грозу с громовыми раскатами, и пенистые коричневые ручьи у корней старого каштана, и тягучую, невыносимую жалость, которая поднялась от солнечного сплетения или ниже, в тот миг, когда я увидел ее лежащей в траве, и прижал к груди, и понял, что не хочу отпускать.читать дальше

@темы: рассказы, старые_блокнотики

Чердак Дома-у-Дороги

главная