15:17 

Пролетая над...

afarran
Фарс под дождём
Небольшая зарисовка о Ремусе в маггловской больнице.
Выдранная из контекста, честно признаюсь, но всё же любопытная сама по себе. :)

Если вкратце - Ремус попадает в больницу в параллельном мире, где нет магии, но зато есть книжки о Гарри Поттере.



…Стивен Кейрси, врач со "скорой", зашел в кафетерий, взял чашку кофе и кусок кекса, и огляделся. Большинство столиков пустовало, кое-где торопливо глотали чай родственники пациентов, а у окна скучал Пит, штатный психолог-консультант. Стив, не спрашивая разрешения, подсел к нему.
- Бездельничаешь?
- Чтоб ты так всю жизнь бездельничал, - беззлобно огрызнулся Питер. – В первый раз за день забежал кофе выпить. А у вас что? Много вызовов?
- Да не очень… Довольно тихий день, на самом деле. Джим тебя ещё на консультацию не вызывал?
- Нет, а что у него?
Стивен повел плечами, расправляя позвоночник.
- Да ничего… Привез ему клиента… Что-то мне кажется, что он и твой клиент тоже.
- А что, буйный?
- Нет, не буйный… странный. Привезли их с переохлаждением – его и ещё одного, постарше. Ни вещей, ни теплой одежды – один в рубашке, второй в мокром свитере. Но тот пожилой дядька вроде получше себя чувствует. А этого надо подержать пару дней. Он такой, знаешь, слегка оглушенный.
- Контактный? – заинтересовался Пит.
- Да. На вопросы отвечает, но так, знаешь… как издалека.
- Думаешь, тормозит после приступа? – задумчиво проговорил психолог.
Стив пожал плечами.
- Это уж ты думай – тебе за это деньги платят. Только я тебе ещё самого интересного не сказал. Он назвался Ремусом Люпином.
- Ну и что? – не понял Питер.
- Ну и то. Вот сразу видно, что у тебя нет детей.
- А при чем тут это?
- А при том, что если бы у тебя в доме жил десятилетний фанат Гарри Поттера, ты бы тоже знал, кто такой Ремус Люпин.
- И кто?
- Персонаж из книжки. Учитель магической школы, и по совместительству оборотень. Мне мой малый все уши прожужжал. Разбуди меня среди ночи, и я тебе перескажу весь сюжет, и кто есть кто, и историю Хогвартса в придачу.
Пит расхохотался.
- Круто, Стивен. Так может, клиент твой – свихнувшийся ролевик?
- Слушай, ему вообще-то под сорок уже. Поздновато сходить с ума по "Гарри Поттеру", нет?
- Ладно. Я зайду гляну на него.
- Зайди, зайди. Только если вдруг найдешь у него волшебную палочку – постарайся на полнолуние взять отгул. А то мало ли…
Питер снова рассмеялся.

…Люпин лежал на кровати, глядя в потолок полуоткрытыми глазами. Его осмотрели, сделали укол, а потом ещё один. Ремус не слишком вникал в объяснения врача, но понял, что ему ввели препарат, стабилизирующий работу сердца, и ещё какое-то согревающее вещество. Это вот, второе вещество пришлось очень кстати: Люпин почувствовал, как постепенно отпускает озноб, и вдоль позвоночника растекается тепло.
- Отдыхайте. Сестра принесет вам теплое питье, а я зайду через несколько минут, - сказал врач.
Он действительно зашел через несколько минут в сопровождении ещё одного моложавого доктора, на бейджике которого значилось "Питер Мартин, психолог".
Психолог присел рядом с кроватью и профессионально улыбнулся Ремусу:
- Добрый день, мистер…
- Люпин, - подсказал Ремус.
- Мистер Люпин, - кивнул Мартин. – Как вы себя чувствуете, мистер Люпин?
- Лучше, - лаконично ответил Ремус. Потом подумал и добавил. – Спасибо.
- Мистер Люпин, вы помните, какое сегодня число?
- Разумеется, помню, - устало откликнулся Люпин. – Сегодня тринадцатое ноября. Тысяча девятьсот девяносто седьмого года.
Врачи обменялись тревожными взглядами.
- Хорошо, мистер Люпин. Отдыхайте пока. Укол, который вам сделали, может вызывать сонливость. Это нормально. Вам не помешает поспать.
- Спасибо, - снова сказал Ремус, закрывая глаза.

Ремуса разбудила немолодая медсестра, которая явилась в бокс с креслом-каталкой и комплектом больничной одежды.
Люпин открыл глаза, рука дернулась к карману с волшебной палочкой, но он вовремя остановился и спросил:
- Что?
- Я помогу вам переодеться, мистер Люпин, и отвезу в другую палату.
- Зачем?
- Доктор Моррис считает, что вас надо пронаблюдать ещё пару дней, - охотно пояснила женщина. - Вы были в довольно тяжелом состоянии, организм ослаблен. Не волнуйтесь, вас просто обследуют, дадут рекомендации... не хотелось бы отпустить вас с начинающейся пневмонией или чем-то в этом роде, правда?
- А если я не согласен? - на всякий случай спросил Ремус.
- Не упрямьтесь, мистер Люпин, - медсестра широко улыбнулась. - Давайте, поднимайтесь, снимайте рубашку.
Ремус вздохнул, сел на кровати и принялся расстегивать пуговицы.
- Ну что же вы так копаетесь, мистер Люпин? Давайте вещи, я сложу.
Ремус на миг замер в растерянности: больничная рубашка и халат не имели карманов. Оставить палочку в джинсах?
- Давайте вещи, я сложу, - повторила медсестра, забирая у него одежду. - Не волнуйтесь, они будут в вашей палате, я только положу в пакет... А это у вас что?
Палочка выскользнула из кармана и со стуком упала на пол.
Люпин закусил губу.
- Это...
- Это похоже на волшебную палочку, - радостно заметила медсестра, поднимая её с пола и засовывая обратно в карман джинсов. - Мы с мужем подарили племяннице на День рожденья набор юного волшебника - знаете, мантия, шляпа и палочка.
- Д-да, - пробормотал Ремус
- Я вам скажу, мистер Люпин, дети совсем посходили с ума с этим Гарри Поттером. У вас есть дети?
Ремус судорожно дернул головой, понимая, что с ума, похоже, сходит он. Она ведь маггла, эта женщина? Ведь так? Откуда ей знать?... Что за "набор юного волшебника", дементор побери?!
- Так, хорошо, давайте я возьму вас под руку... садитесь в кресло. Вот так.
Люпин рухнул в кресло и зажмурился.
Что здесь происходит?..
/.../
- Доброе утро! - бодро произнес, входя в палату, врач. - Что за шум, а драки нет?
- Доброе утро, доктор, - как мог спокойно ответил Ремус. - Я собирался выйти и поговорить с вами.
- Это настолько срочно? - удивился Моррис, останавливаясь напротив кровати. - Я слушаю вас. Что вы хотели?
- Я хотел отсюда уйти. Я чувствую себя хорошо. Можете вы отпустить меня?
- Не могу, мистер Люпин, - развел руками врач.
- Почему?
- Во-первых, у вас повышенная температура и лейкоциты в крови выше нормы.
- Что это значит? - растерянно спросил Ремус.
- Это значит, что в вашем организме начинается воспалительный процесс. Или у вас есть какое-то хроническое заболевание... что, в общем, тоже вероятно - вы выглядите довольно истощенным. Есть у вас хронические заболевания?
"Ликантропия устроит?" - мрачно подумал Люпин, но вслух ответил:
- Я не знаю.
- В общем, пока мы не выясним, в чем дело, вам придется побыть в больнице. Во-вторых...
- А есть ещё и во-вторых?..
- Увы. Есть некоторые сигналы со стороны центральной нервной системы. У вас снижены некоторые рефлексы... Вчера я ещё мог списать это на гипоксию мозга в результате переохлаждения, но сегодня... Нет, мистер Люпин. Нужно разобраться. Я назначу вам ЭЭГ, а попозже к вам зайдет доктор Мартин.
Люпин вздохнул.
Моррис, который уже собирался выйти из палаты, обернулся к нему:
- Это всего лишь обследование, мистер Люпин. Не беспокойтесь. Скорее всего, у вас всё хорошо. Просто надо в этом убедиться.

***
Процедура снятия электроэнцефалограммы произвела на Люпина сильное впечатление. Его голову опутали проводами, и на протяжении получаса ему пришлось то открывать, то закрывать глаза, то следить за руками девушки, проводящей обследование. Когда всё это наконец-то закончилось, Ремус подумал про Артура Уизли – тот, пожалуй, отдал бы месячную зарплату за возможность увидеть что-то подобное.
Девушка углубилась в изучение кривых линий, отобразившихся на мониторе её компьютера, а в кабинет тем временем заглянул человек, который вчера был с доктором Моррисом.
- Мистер Люпин, добрый день, - сказал он. – Я Питер Мартин, клинический психолог.
- Да, - кивнул Люпин. – Я помню. Мы говорили с вами вчера.
- Отлично. Не возражаете, если мы побеседуем у меня в кабинете?
Ремус пожал плечами, поплотнее запахнул халат и пошел за психологом.
- Садитесь, - Питер кивнул на кресло, стоящее у стола, а сам устроился напротив. – Я хочу задать вам несколько вопросов. И, может, провести пару тестов. Итак… - он открыл тетрадь и посмотрел на Ремуса. – Вас зовут Ремус Люпин. Верно? Сколько вам лет?
- Тридцать семь.
- Назовите дату вашего рождения.
- Десятое марта шестидесятого года.
- Вы знаете, какое сегодня число?
- Вы уже спрашивали меня. Если вчера было тринадцатое ноября, то сегодня, соответственно, четырнадцатое.
- А год?
Люпин закатил глаза.
- Тысяча девятьсот девяносто седьмой. Доктор Мартин, вы думаете, что у меня не всё в порядке с головой?
- Я пока ничего не думаю, мистер Люпин. Просто разговариваю с вами, это обычная процедура психологического интервью.
- Извините…
- Ничего. Продолжим. Вы знаете, где находитесь?
- В больнице…
- А в каком городе? В какой стране?
- Данди, Шотландия. Британия.
- Отлично. Скажите, мистер Люпин, вы женаты? У вас есть семья?
- Нет.
- А ваши родители? Братья, сестры?..
- Я был единственным ребенком в семье. Мои родители умерли.
- Чем вы занимаетесь? У вас, должно быть, опасная профессия?
- Вовсе нет. Я учитель.
- Что преподаете?
Люпин на мгновение помедлил с ответом.
- Историю культуры. Легенды, мифы, и всё такое.
- Очень интересно! – психолог усмехнулся и внимательно посмотрел на шею Ремуса, а потом перевел взгляд на шрам на руке, видневшийся под рукавом халата. – А это вас, должно быть, ученики покусали?
Люпин вспыхнул и поплотнее запахнул халат.
- Не надо, мистер Люпин. Я знаю, что таких шрамов у вас много. Откуда они, вы можете мне сказать?
- У меня опасное хобби, - выдавил Ремус. – Я изучаю повадки диких животных в естественной среде обитания.
Доктор Мартин восхищенно присвистнул и откинулся в кресле.
- Чем только люди не занимаются на досуге! И каких животных вы изучаете?
- Волков.
- Странный выбор. Особенно если учесть, что у нас в стране они не водятся.
- Есть и другие страны, - пожал плечами Люпин.
- Разумеется. Однако, продолжим. Расскажите о школе. Какие предметы вы любили? Какие не очень?
"Зелья… Прорицания… История магии…"
- Мне нравилась химия. А история… не очень.
Вскоре Люпину стало казаться, что это "психологическое интервью" не закончится никогда. Мартин доставал его вопросами типа "Сколько месяцев в году?", "Почему человеческая кровь красного цвета?" или "Что вы будете делать, если вам нужно отправить письмо?". Потом перешел к истории. Дату окончания второй мировой войны Люпин припомнил, а вот фамилию премьер-министра Британии, кажется, назвал неправильно...
Потом Мартин показывал ему картинки разной степени осмысленности и требовал то обобщить их по какому-то принципу, то выбрать лишнюю, то рассказать, что Ремус видит в хаотических черных пятнах.
Наконец, психолог захлопнул тетрадь.
- Хорошо. Спасибо, мистер Люпин. А теперь расскажите мне, что с вами случилось перед тем, как вы попали в больницу?
Ну вот. Приехали.
- Я… не хочу об этом говорить.
- Почему?
- Потому что это не касается никого, кроме меня.
Доктор Мартин заметно напрягся.
- Согласитесь, мистер Люпин, что это выглядит довольно странно, - мягко проговорил он. – В середине ноября вы оказываетесь в горах, в наряде, который явно не подходит для пеших прогулок… без вещей, без теплой одежды… И вы не хотите рассказать мне, как так получилось. Почему не хотите? – спрашиваю я себя. И вижу только два варианта ответа. Или вы совершили что-то незаконное и боитесь проблем с полицией… или вы _не помните_, что с вами произошло.
- Я не совершал ничего незаконного, - повысил голос Люпин. – И я всё помню, у меня нет провалов в памяти, со мной всё в порядке!
- Успокойтесь, - резко возразил Мартин. – Я не знаю, что именно с вами не так, но с вами определенно не всё в порядке. Потому что сегодня – пятнадцатое ноября две тысячи первого года. Вы ошиблись на четыре года и один день. Теперь вы понимаете, что я задаю вам вопросы не ради своего развлечения?
Люпин недоверчиво посмотрел на психолога.
- Но… нет. Это какая-то ошибка. Я уверен…
- Давайте я попрошу, чтобы нам принесли чаю, и мы продолжим разговор? – сочувственно предложил Мартин.

***
…Питер Мартин, клинический психолог, задержался в своем кабинете допоздна. Сначала он раскладывал сегодняшние бланки MMPI, с тем, чтобы посчитать результаты с утра, на свежую голову. Потом распечатал несколько таблиц для проверки памяти – опять же, на завтра было запланировано два исследования когнитивных процессов…
И только покончив с рутиной, он открыл тетрадь и перечитал собственные заметки, сделанные в ходе разговора с этим странным человеком – Ремусом Люпином.
- Нет, мистер Люпин, - произнес Питер вслух, задумчиво глядя в темное окно. – Случись вам родиться лет… через двадцать, я бы поверил, что именно так вас и зовут. К тому времени как раз подрастут те девочки, которые сейчас зачитываются этими дурацкими книжками про магию. Кто знает, как они станут называть своих детей? Но пока что… вас некому было так назвать. Значит, вы сумасшедший, мистер Люпин. Сумасшедший, который считает себя персонажем книжки. Или же вы лжете мне… но чтобы назваться _таким_ вымышленным именем – всё равно надо быть сумасшедшим.
Питер снова наклонился над тетрадкой. Он, пожалуй, и сам не осознавал, что у него на губах застыла легкая мечтательная улыбка. Вот оно, господи! Вот оно. Впервые за все годы, что доктор Мартин числится здесь клиническим психологом, случилось что-то интересное. Впервые что-то интересное случилось не у кого-то в научном журнале, а здесь, у него под носом, в этой чертовой больнице, куда его устроил отец. Питер Мартин-старший уже семь лет, как мертв, а его сын так и застрял здесь. Засосало болото… И страшно что-то менять. Да и поздновато, наверное. День изо дня – бланки MMPI (чтоб вам на том свете икнулось, мистер Реймонд Кетелл!), таблицы проверки памяти и внимания, бабушки с последствиями инсульта – сиди и тряси у них перед глазами этими опостылевшими таблицами, пытаясь добиться хоть чего-то, похожего на ответ… День изо дня.
Питер пододвинул пепельницу, не глядя, нащупал в кармане сигарету, закурил.
По-хорошему, не его это дело – заниматься дальше с мистером Ремусом Люпином. По-хорошему, надо сейчас сесть, оформить протокол первичного обследования и рекомендовать пациенту обратиться в психиатрическую клинику.
- Ну нет, - прошептал доктор Мартин. – Я вам его не отдам. Во всяком случае, не сейчас. Он мой, хотя бы до точной постановки диагноза. Я сам разберусь, в чем тут дело, а уж дальше делайте с ним, что хотите.
Он снова пробежал глазами записи. Потом выдвинул ящик стола и достал книгу – детскую книгу в яркой обложке, которую Стив принес по его просьбе. Повернул настольную лампу, вытянул ноги на кресло и начал читать, скептически посмеиваясь над самим собой.

Скрип двери заставил Питера вздрогнуть.
- Привет. Ну что, ты говорил с ним? – спросил, входя в комнату, Моррис.
- С кем? – уточнил психолог, отлично понимая, о ком речь.
- С отмороженным нашим, - улыбнулся Джим. – С мистером Люпином.
- Говорил, а как же. Долго говорил…
- И как он?
- Интересный.
- "Интересный"? И всё? Дай сигарету, - доктор Моррис столкнул ноги Питера с кресла, уселся и вопросительно уставился на коллегу.
- Я ещё не понял, - признался Питер. – Вот, смотри. Оперативная память, внимание, логическое мышление в норме. И даже немножко выше. IQ по Айзенку – 155!
- Оу! У меня 130, - мимоходом заметил Джим.
- Угу… а по Векслеру – сто двадцать, - продолжил психолог. – И знаешь, на чем он просел? На общей осведомленности. На простейших, банальных вопросах первой шкалы.
- Деменция? Или какая-то хитрая форма амнезии?
- Деменция бы и по другим шкалам дала провалы… - Питер вздохнул и прикурил новую сигарету от только что докуренной. – А с амнезией совсем мутно, Джим. Ты же слышал – он убежден, что сейчас девяносто седьмой год. И он не врет. Когда я назвал ему сегодняшнюю дату, у него сделалось такое лицо… Он точно не врет. Он где-то потерял четыре года жизни и багаж общих знаний, доступных любому школьнику. Зато взамен приобрел странное имя…
- И волшебную палочку, - договорил доктор Моррис.
- Что?!
- Вчера, когда он переодевался, сестра видела у него деревянную палку. Говорит, на вид как те, что продают в игрушечных магазинах малолетним фанатам Гарри Поттера.
- Офигеть. Ты себе представляешь здорового сорокалетнего дядьку, который ходит с волшебной палочкой в кармане? – Питер выдохнул дым в потолок, помолчал и похлопал ладонью по книжке. – Вот, видишь, я просвещаюсь.
- Первые два тома уже прочитал? – спросил Джим, бросив взгляд на обложку.
- Нет, некогда. Начал с третьего, в котором появляется наш герой. А давно, вообще, это увлечение началось? Я как-то не в теме.
- Четыре года назад, - ответил Джим. А потом медленно повторил. – Четыре года назад вышла первая книга.
- Таких психозов не бывает, Джим, - растерянно произнес Питер. – Такие случаи не описаны. Чтобы человек сошел с ума, прочитав детскую книжку?
- Есть многое на свете, друг Горацио… - пожал плечами доктор Моррис.
- И эти его шрамы, - задумчиво сказал психолог. – Ведь это же укусы, правда?
- По большей части.
- Знаешь, что он мне сказал? Что увлекается изучением волков в дикой природе.
- Волков?! – не поверил Джим. – Если ему надо было что-то соврать, почему он не сказал, что дрессирует собак, к примеру?
- А не мог он сам себя так разукрасить?
- А хрен его знает… Может, и мог… Погоди-ка… ты к чему ведешь? Амнезия и склонность к аутоагрессии?..
- Ни к чему я пока не веду, - резко перебил Питер. – Я хочу к нему присмотреться.
- Не твое это дело, Пит, - покачал головой Моррис.
- Я знаю, что не моё. Но _я хочу к нему присмотреться_. Как он по твоей части?
- Да ничего… Ничего хорошего, ничего плохого, ничего конкретного… Анализ крови нехороший, с такими лейкоцитами он должен бы лежать в горячке, c таким сахаром – в коме…а он не лежит…
- Может, лаборанты налажали?
- Может и налажали. Остальные стандартные в норме… Думаю завтра повторить общий анализ и проверить его на токсины. И, может, на онко-маркеры… Хотя бы основные… Опухоль мозга не противоречит вашим смелым гипотезам, мистер психодиагност?
- Не противоречит… и даже кое-что объясняет. Ладно… Я его заберу завтра на разговор, где-то с утра, не возражаешь?
- Давай после десяти. С утра я напрягу лабораторию.
- Давай.
- Ну я пойду. Ты как, остаешься ещё?
- Да нет, тоже пойду, пожалуй. Собирался почитать – но ведь это можно и дома.
- Ты ж только смотри, не увлекайся, Пит. А то, не дай бог, тоже сменишь имя и обзаведешься волшебной палочкой…
- Не волнуйся, Джим. У меня к этому делу иммунитет. Устойчивый.
Питер сунул книгу в сумку, выключил свет, выпустил доктора Морриса из кабинета и запер дверь.

***
Утром Ремуса снова разбудила медсестра.
- Я должна взять кровь из вены, сэр. Это нужно сделать натощак, а потом я принесу завтрак. Будьте добры, закатайте правый рукав… Господи, что с вами случилось?! Эти шрамы…
- Не обращайте внимания, - вежливо улыбнулся Люпин.
- Извините. Вы не боитесь вида крови, сэр? Может быть, вам лучше отвернуться, пока я…
- Я не упаду в обморок, не беспокойтесь, - уверил Ремус медсестру.
Он задумчиво смотрел, как его кровь наполняет шприц. Она казалась темной, почти черной – должно быть, шутки скудного утреннего освещения. Надо уходить отсюда раньше, чем доктор Моррис получит результаты анализов…

Люпин ещё допивал кофе, когда врач зашел в палату.
- Доброе утро. Ну, как вы сегодня, мистер Люпин? – Моррис стремительно подошел к кровати и бодро улыбнулся, но глаза его внимательно и цепко всматривались в лицо пациента.
- Отлично, доктор Моррис, - улыбнулся в ответ Люпин. – Надеюсь, сегодня я перестану злоупотреблять гостеприимством вашей больницы. Можете вы отпустить меня?
- Не могу, - покачал головой врач, не переставая улыбаться. – Не могу, мистер Люпин.
- Но почему? Вы же видите, что я здоров.
- Нуу… да, мы не нашли ничего конкретного… в смысле физического нездоровья.
- Тогда какой смысл?
- Подождите до обеда. Посмотрим результаты анализов, которые взяли сегодня утром. Если нас ничего не насторожит, я не стану вас удерживать. Договорились?
- Договорились.
- Отлично, я зайду ближе к двум. А пока сестра проводит вас в кабинет доктора Мартина.
- Зачем?
- Ему нужно закончить протокол обследования, составить заключение и дать вам рекомендации касательно дальнейшего лечения. Когда вы уйдете отсюда, это будет ваше дело – следовать им или нет. Но пока…
- Я понял.

- Доброе утро. Ну, как вы сегодня, мистер Люпин? – спросил доктор Мартин, поднимая глаза от бумаг на столе.
"Их, что ли, специально обучают этой фразе?" – вскользь подумал Ремус.
- Доброе утро, доктор. Так же, как и вчера.
- Садитесь. Доктор Моррис сказал мне, что вы настаиваете на выписке?
- Да.
- Я бы не советовал вам, мистер Люпин. Может быть, соматически вы и здоровы, но ваше психическое состояние…
- Ну вы же дадите мне рекомендации касательно дальнейшего лечения? – усмехнулся Люпин. Он чувствовал себя канатоходцем на огромной высоте и без страховки. Не выдать себя – во всяком случае, не выдать ещё сильнее, - и при этом не показаться совсем уж безнадежным психом, которому прямая дорога в оббитую войлоком палату. Он припомнил прочитанный летом "Полет над гнездом кукушки". "Нет, пожалуй в маггловской психбольнице нам делать нечего, дружище Рем…"
- Разумеется, дам, - кивнул психолог. – Но я уверен, что здесь вам было бы лучше. Там нет индивидуального подхода, мистер Люпин. Там вас будут колоть транквилизаторами по стандартной схеме и ждать, пока это поможет. А это не поможет. В то время как здесь я мог бы провести курс гипнотерапии… возможно, психодрамы…
- Зачем это нужно вам доктор Мартин? Жаль упускать интересный случай? – спросил Ремус и тут же прикусил язык. "Трудно было молчать и соглашаться?!"
Питер поднялся, подошел к двери и запер её.
- Вы курите, мистер Люпин? – неожиданно спросил он. И Ремус так же неожиданно ответил:
- Да.
- Вообще-то в больнице не положено, - виновато развел руками психолог. – Но я иногда позволяю себе… специфика профессии, знаете ли.
- Правила на то и нужны, чтобы их нарушать, - улыбнулся Ремус, осторожно затягиваясь. Он не курил уже больше трех месяцев.
- Вам часто приходилось нарушать правила, мистер Люпин?
- Нет. Чаще мне приходилось удерживать от этого других.
- Я так и думал, - кивнул психолог. – Да, вы правы – ваш случай действительно интересен. Интересен настолько, что я готов перешагнуть через некоторые правила, только бы не дать вам уйти. Но всё-таки дело не только в моих профессиональных амбициях. Я действительно хочу, чтобы вы вспомнили, кто вы на самом деле.
- Но я _помню_, кто я, - спокойно возразил Ремус. – Пусть я забыл последние несколько лет своей жизни… это досадно - но это не мешает мне оставаться собой.
- Но это _не вы_! – резко бросил Питер. – Это не вы. Что будет, если я пошлю запрос в полицию, мистер Люпин? Возможно, я выясню, что какой-то человек пропал без вести четыре года назад? Кто-то, похожий на вас… Может быть, у него – у вас! - была семья? Может быть, вас до сих пор ищут и ждут? Но вы этого не знаете, вы не можете вернуться, потому что какая-то… проекция… придуманная личность живет на этом свете вместо вас.
- Но… - начал было Ремус.
- Вместо вас, - медленно повторил доктор Мартин и автоматически вытянул из пачки ещё одну сигарету. – Да. Замещение. Замещение по принципу простейшего сюжетного сходства… Боже мой!
- О чем вы говорите, доктор? – отрывисто спросил Ремус.
- Дайте я угадаю, - Питер поднял сосредоточенный взгляд - направленный, впрочем, не на Люпина, а на что-то невидимое за его плечом. – В раннем детстве вы получили какую-то серьезную психотравму, которая необратимо повлияла на формирование вашей личности. Возможно, насилие?.. Впрочем, не суть важно… Важно то, что это стало первым якорем…
Ремус сидел, онемев, и смотрел, как шевелятся губы доктора Мартина. "Мы недооценивали магглов, дементор побери… Если один-единственный разговор дает ему основания делать такие предположения, то… Мерлин… Надо выбираться отсюда. И поскорее".
- Вы росли одиноким и замкнутым мальчиком, - продолжал психолог, и Люпин понял, что тот просто думает вслух, озвучивает внезапно осенившие его догадки. – Но потом всё изменилось – у вас появились друзья. Может быть, их даже звали так же – это ведь довольно распространенные имена: Джеймс… Питер… И ещё какое-нибудь имя на "С" – "Стивен", к примеру… Эти люди помогли вам социализироваться, и эта дружба стала вторым якорем…
Люпина душил дым. Он, не глядя, раздавил в пепельнице сигарету, но легче дышать не стало. "Это какой-то бред… какой-то немыслимый бред…"
- Однако должен быть ещё третий фактор… третий якорь, - проговорил доктор Мартин. – Возможно, какая-то хроническая болезнь… которая проявляется в периодических приступах… болезненных приступах… А потом… потом с вами что-то случилось, и ваш мозг включил защитный механизм вытеснения. И по чистому совпадению в этот момент – или немногим раньше – вам попалась в руки эта книга… и что мы имеем? Острый психоз… с конфабуляциями. Может быть, с галлюцинациями. С проявлениями аутоагрессии… И тогда ваша настоящая личность исчезла… но свято место пусто не бывает… и вот передо мной сидит человек, искренне убежденный в том, что он Ремус Люпин. Волшебник. И оборотень.
Люпин ещё успел рвануть на горле ворот халата – а потом тяжело повалился лицом в стол.

Мартин вскочил. Бумаги, которые он задел рукой, полетели на пол.
"Придурок! Кретин! Идиота кусок!... Если кто-то узнает – тебе здесь больше не работать!"
Придерживая потерявшего сознание пациента, он отодвинул стул от стола, резко опустил голову Люпина вниз, чтобы обеспечить прилив крови к мозгу, и принялся растирать ему виски.
- Мистер Люпин! Вы меня слышите, мистер Люпин?
Ремус вздохнул и слабо пошевелился.
- Ну слава богу… Поднимайтесь-ка… давайте я вас отведу на диван.
Психолог усадил Люпина в угол небольшого диванчика.
- Воды хотите?
- Сигарету, - прохрипел Ремус, не открывая глаз.
Мартин достал из пачки две сигареты. Одну сломал, потому что руки ужасно тряслись. Пришлось выбросить её в корзину для бумаг и взять новую. Прикурив обе сигареты сразу, психолог протянул одну Люпину.
- Как вы себя чувствуете?
Ремус проигнорировал этот вопрос, полностью сосредоточившись на вдыхании и выдыхании дыма.
- Послушайте, мистер Люпин, я, конечно не должен был вот так… Но я, честное слово, не ожидал, что это так на вас подействует. В конце концов, я просто пересказывал вам сюжет детской книжки, потому что предполагал, что он частично совпадает с событиями вашего прошлого…
- Хорошенькие у вас… книжки, - проговорил сквозь зубы Люпин. Удушье отпустило, первый шок прошел, осталась злая растерянность и ноющая боль в груди.
- У нас? – переспросил Мартин. – А у вас не такие?
Он открыл ящик и швырнул Люпину на колени небольшой том в яркой обложке.
"Гарри Поттер и узник Азкабана".
Ремус глядел на название и надеялся, что вот сейчас он мигнет – и наваждение исчезнет.
- Эта книга не кусается, мистер Люпин, - заметил Мартин.
Люпин промолчал и открыл страницу с оглавлением.
Взгляд цеплялся за знакомые слова. Знакомые имена. "Дырявый котел". "Дементор". "Боггарт". "Карта мародеров". "Гриффиндор против Рейвенкло". Снейп, Трелони, Волдеморт, Гермиона… "Лунатик, Червехвост, Бродяга, Сохатый"…
Горло снова стиснула чья-то лапа, но Ремус выровнял дыхание и пролистал книгу до нужной страницы.

"- Так вот почему Снейп вас не любит, - медленно проговорил Гарри. – Он думает, что вы знали про эту шутку.
- Именно так, - раздался за люпиновой спиной холодный издевательский голос.
Северус Снейп сбросил плащ-невидимку и нацелился волшебной палочкой на Люпина".


Читать об этом… читать эти слова, невесть кем написанные, в мире, где никто по умолчанию не мог знать о тех событиях… было дико и страшно. Буквы расплывались перед глазами. Ремус перевернул страницу.

"- Северус, ты ошибаешься, - попробовал настаивать Люпин. – Ты же слышал далеко не всё… я могу объяснить… Сириус не собирается убивать Гарри…
- Сегодня в Азкабане окажутся двое, - сказал Снейп, и его глаза вспыхнули безумным блеском. – Интересно, как это воспримет Дамблдор… Он же был убежден, что ты безопасен, Люпин… наш ручной оборотень…"


Люпин захлопнул книгу и отбросил на пол, как будто она обожгла ему ладони.
- Что это? – хрипло спросил он, поднимая на Мартина безумные глаза.
- Полагаю, это причина вашего психоза, мистер… Люпин, - откликнулся психолог, сочувственно глядя на него. – А точнее, почва, на которой этот психоз расцвел. Как вы себя чувствуете?
"Как будто кто-то залез мне в сердце… Как будто кто-то залез мне в голову… Как будто у меня психоз, галлюцинации и конфабуляции. Как будто я подыхаю… Только тебе об этом знать незачем, доктор с распространенным именем Питер."

Ремус равнодушно пожал плечами:
- Какая вам разница? Я могу идти, или вы мне изложите ещё какие-нибудь факты моей биографии?
- Идите, - вздохнул Мартин. – Попросить сестру, чтобы уколола вам успокоительное?
- Не надо, я спокоен.
- Вы не помните, как вы читали эту книгу, да?
"Я её не читал".
- Не помню.
- Возьмите. Отдадите потом мне или доктору Моррису.
Люпин, закусив губу, поднялся с дивана. Ему казалось, что он не удержится на ногах. Однако удержался, и смог наклониться за книгой, и ровным шагом дошел до двери.
- Я загляну к вам попозже, - сказал Мартин, поворачивая ключ в замке.
Люпин снова промолчал и побрел в свою палату.
Он присел на край кровати, положил книгу рядом. Читать не хотелось. Хватило того, с чем успел ознакомиться в кабинете у Мартина.
Он сильно сжал пальцами виски.
"Бред. Это какой-то бред... Может быть, до сих пор я и был нормальным, но здесь точно сойду с ума, причем скоро."
"Так какого дементора ты здесь прохлаждаешься?"

Ремус поднял голову, обвел взглядом палату. Один из его соседей спал, второй зарылся в газету, кровать у стены пустовала. Значит, не будем ждать ни обеда, ни Морриса с его вопросами... а вопросы будут, это уж точно.
Люпин задвинул ширму, торопливо переоделся, спрятал бесполезную палочку поглубже в карман джинсов и натянул куртку. Она, и впрямь, была на него велика, рукава пришлось подвернуть.
"Ну... пусть мне повезет."
И ему повезло. Медсестры, которая сегодня была дежурной по этажу, на месте не было. Люпин беспрепятственно дошел до рекреации и направился было к выходу, размышляя, где теперь искать Скримджера - но тут ему повезло ещё раз. Скримджер собственной персоной сидел на одном из пластиковых стульев, хмурый, напряженный и погруженный в чтение. Люпин неслышно подошел к нему и заглянул в книгу ему через плечо.

Скримджер* дернулся, осознав, что рядом кто-то стоит. Он поднял глаза.
- Ремус!.. Вы... вас отпустили?
Он захлопнул книгу и попытался закрыть рукой название на обложке.
- Я сам ушел, - тихо ответил Люпин. - Поэтому идемте отсюда, пока меня не хватились.
- Пойдемте, - кивнул Скримджер, бросил книгу на соседнее сиденье, натянул все еще чуть влажный свитер и поднялся.
Люпин вышел на крыльцо больницы и глубоко вдохнул холодный, влажный воздух.
Потом повернулся к Скримджеру:
- Скоротали день за чтением, министр? Очень... интересная книга, не правда ли?
- Вам и об этом рассказали уже?.. Интересная, да. Очень. И особенно интересно, кто эта Роулинг... кто-то из наших или маггла.
- Этот их психолог чуть с ума меня не свел, доказывая мне, что меня не существует, - скупо усмехнулся Люпин. - И даже книжку дал почитать, чтобы я понял, что я - вымышленный персонаж... Вряд ли она маггла. Откуда бы маггле знать обо всём этом, Руфус?
- Я думал над этим, - ответил Скримджер. - Я, кажется, понял. Помните, мы говорили с вами... о реинтеграции в маггловское общество? Видимо, новый министр решил воплощать это в жизнь. История Гарри Поттера, конечно же, это готовый сюжет для романа... Видимо, кто-то записал ее вот в таком виде. И теперь продвигает среди магглов. Чтобы они привыкали к мысли о том, что рядом могут жить волшебники... Нас же четыре года не было, кто его знает, какие там сейчас приоритеты в политике... Просто она тоже в это вовлечена, и ей кто-то рассказал все, в подробностях. Может быть, даже сам Гарри Поттер наконец снизошел до того, чтобы сотрудничать с министерством... А может быть, это кто-то из наших. Может, это кто-то из ваших коллег. Кто хорошо знает, что происходило в школе... Я сначала подумал, что кто-то просто решил заработать денег, нарушив Статут, но уж очень это все... массированно. Как будто есть мощная поддержка. Один человек бы не справился, мне кажется, да и не дали бы ему аж четыре книги выпустить...
- Нет, Скримджер... Нет, я даже думать не хочу, что это санкционированно... одобрено. Нам же всем ещё жить там, надеюсь. А это... такое беззастенчивое вторжение в личное пространство! Если это - новая политика министерства, то мне заранее не нравится это министерство.
Скримджер пожал плечами.
- Если Гарри Поттер согласен, чтобы в его личное пространство вторгались, я в этом большой беды не вижу. Ну, может быть просто кто-то решил разбогатеть... может, это Рита Скитер. Как бы то ни было... теперь они знают о нас. Для них это всего лишь история, сказка. Но мысль о нас уже в их мозгах прорастает...
- Если Гарри Поттер согласен - это личное дело Гарри Поттера, - вспылил Ремус. - А у Джеймса... у Сириуса... они спросили? Мало ему досталось при жизни... так и после смерти надо... - Люпин взмахнул рукой, не находя слов. - Ладно. Извините. Но я узнаю, кто это сделал. Обязательно узнаю. И посмотрю этому человеку в глаза.
---------
* за прекрасного Скримджера спасибо breakthru. :)

@темы: ГП, фанфик

URL
Комментарии
2010-09-18 в 15:35 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
офигеть...:hlop:

2010-09-18 в 17:23 

afarran
Фарс под дождём
troyachka, спасибо. :)

URL
2010-09-19 в 00:17 

Вау! (alyona)

URL
   

Чердак Дома-у-Дороги

главная