Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:34 

Q.E.D.

afarran
Фарс под дождём
RL/SS, drama, slash, NC-17
Кто не спрятался, я не виноват.

* Q.E.D. (quod erat demonstrandum) — «что и требовалось доказать». Латинское выражение, обозначающее завершение доказательства теоремы.

- Послушай, ты не можешь этого сделать.
- Могу. И сделаю.
- Это идиотизм. Неужели ты сам не понимаешь, какой это идиотизм?!
- Почему?
- Потому что.
- «Потому что». Блистательный аргумент. Нет, это ты меня послушай: я всё продумал. Это нормальный план, вот увидишь. У нас есть зелье…
- Она убьет нас, если узнает. Тебя – так точно убьет.
- Не убьет. Не узнает. Ты ведь не скажешь ей, правда?
- Ты чокнутый. Вспомни, ты два года назад чуть не блеванул, когда мы обсуждали это.
- Меня и сейчас блевать тянет. Поэтому я беру с собой вот эту славную бутылочку огневиски, призванную притупить мою чувствительность. И потом, дружище, тогда это было баловство, а сейчас речь идет о серьезных вещах. Ставки, знаешь ли, выросли.
- Ты ничего от него не добьешься.
- Спорим?
- На что?
- На желание. Я ещё подумаю, чего с тебя запросить.
- Ладно. Принимается. Спорим. Но ты всё равно чокнутый.


***
Был вечер. То замечательное время суток, когда некоторые молодые люди заканчивают работу и предвкушают вечер с хорошей книжкой, а нормальные молодые люди собираются на пиво с друзьями или на кофе с подругой. Ремус отодвинул на край стола очередную партию коричневых бумажных пакетов и присел на табурет, стягивая с рук перчатки. Подруги у него не было, с друзьями в последнее время тоже как-то не складывалось, да и свободных денег, чтобы тратить их на кофе или пиво, в ближайшем будущем не предвиделось. Зато в гостиной его ждал сборник маггловской английской прозы начала века, до полнолуния оставалась почти неделя, а в кармане лежала четверть шоколадной плитки. В общем, жаловаться на жизнь оснований не было.
Стук в дверь заставил его вздрогнуть. В эту дверь вообще редко стучали, и уж точно никогда не барабанили так отчаянно. Ремус взял со стола палочку и бесшумно прошел в прихожую. Стук перешел в неуверенное поскребывание, а потом – в невнятное требование:
- Люпин, открой. Я знаю, что ты там.
Не веря своим ушам, Ремус распахнул дверь и замер с палочкой наготове.
- Ты?
- Я. А ты кого ждал?
- Я никого не ждал, Северус, - ровным голосом отозвался Люпин. – Как ты меня нашел?
- Невелика хитрость, - фыркнул Снейп. – Войти дашь, нет?
Ремус посторонился, пропуская незваного гостя в прихожую, и только тогда понял, что тот здорово набрался – в дверях его шатнуло, и он был вынужден вцепиться Люпину в локоть, чтобы не упасть. Запах огневиски мгновенно наполнил помещение. Ремус поморщился.
- Так, - сказал он, одной рукой придерживая Снейпа, а другой запирая дверь. – Идем-ка на кухню, приятель. Тебе нужен кофе.
Конечно, дешевую растворяшку, приобретенную в маггловской лавочке, не стоило называть гордым словом «кофе», и стыдно было предлагать гостям. Но ничего более подходящего Люпин предложить не мог, в то время как Снейп определенно нуждался в большой кружке чего-нибудь отрезвляющего.
Пока чайник пыхтел на плите, набирая обороты, Ремус молча изучал худое нервное лицо сидящего перед ним человека – полускрытое, как всегда, черными прядями длинных волос.
- А ты храбрый, Ремус Люпин, - сообщил Снейп; пьяные глаза блеснули и снова погасли. – Или просто дурак. Или храбрый дурак. А вдруг я пришел тебя убить? Я же дерьмо слизеринское, сторонник Сам-Знаешь-Кого, и вообще. Зачем такому хорошему мальчику, как ты, впускать меня в дом?
- А ты пришел меня убить, да? – поинтересовался Ремус, открывая банку кофе. Сухие гранулы с шелестом посыпались в чашку. – Положим, у тебя есть основания, Снейп. Но сначала ты всё-таки выпьешь кофе, протрезвеешь и расскажешь мне, с чего это тебя потянуло на убийства именно сейчас. Ладненько?
- Нет, не «ладненько», Люпин! – рявкнул Снейп – так громко, что Люпин от неожиданности выронил ложку. – Не собираюсь я трезветь, я собираюсь напиться.
Он вытащил из кармана початую бутылку огневиски и потряс у оборотня перед носом. Ремус на глазок определил, что она полна на треть.
- Ну нет, - живо возразил Люпин. – Чего я точно не намерен делать, так это возиться с пьяным Пожирателем Смерти. Дай сюда.
Он попытался перехватить бутылку, но Снейп с неожиданной ловкостью отдернул руку. В следующую секунду на кухне завязалась короткая, но энергичная схватка. Банка с кофе опрокинулась, следом за ней на пол посыпались бумажные пакеты, заботливо расставленные Люпином на столе, звякнула ложка, а табурет жалобно скрипнул, разваливаясь. Ещё через мгновение стол был залит огневиски и усыпан бутылочными осколками, а Ремус с недоумением и испугом смотрел в перекошенное лицо Снейпа, нависающее над ним. Тонкие, но сильные руки бывшего слизеринца крепко сжимали запястья бывшего гриффиндорца.
- Даа, я Пожиратель Смерти, Люпин, я твой враг, я твой заклятый враг, я знаю твою тайну, а ты почему-то приводишь меня на кухню и поишь своим вонючим кофе, - прошипел Снейп. – А знаешь, почему? А я знаю, и я скажу тебе, почему, Люпин. Потому что ты в меня влюблён, и ты ничего не можешь мне сделать, даже если я тебе нож к горлу приставлю. Я прав?
Ремус почувствовал головокружение – то ли от запаха алкоголя, которым дышал на него Снейп, то ли от близости разгоряченного схваткой тела… или, может, от того, что ему в лицо только что проговорили то самое, заветное, что он считал своей страшной тайной.
- Я прав, Люпин? – повторил Снейп. И продолжил, не дожидаясь ответа. – Конечно, я прав, ещё бы я был неправ, химера тебя раздери, оборотень. Ты ж ещё в школе за мной бегал, как собачонка, вот только духу сказать правду тебе так и не хватило. И мне тоже… не хватило.
Снейп ослабил хватку и оттолкнул от себя Ремуса.
Люпин осторожно перевел дыхание.
- И ты пришел… сейчас? – тихо спросил он. – Пьяный? Чтобы сказать?
Снейп криво ухмыльнулся, не глядя на Люпина – он рассматривал тыльную сторону своей ладони, рассеченную осколком.
- Хочешь знать, почему сейчас, Люпин? А потому что я смертник. И ты смертник. Потому что мы оба смертники.
- Сядь, Северус, - попросил Ремус.
Снейп послушно опустился на уцелевший табурет и поднял на оборотня глаза.
Люпин присел на пол у его ног, бережно взял порезанную руку и поднял палочку.
- Эпискей. Я сошел с ума, Снейп? Или это какой-то жестокий розыгрыш? Я не понимаю.
- А тебе всё всегда надо понимать, да? – негромко осведомился Снейп. – Умница Ремус Люпин, осторожный Ремус Люпин, образчик сдержанности и здравого смысла. Мне уйти?
- Нет, - прошептал Ремус; перевернул руку Снейпа, которую всё ещё держал в своих руках, и поцеловал открытую ладонь. И замер, словно внезапно околдованный. Плечи его напряглись.
В глазах Снейпа мелькнуло выражение брезгливой жалости.
- Люпин? – окликнул он, когда молчаливая и неподвижная сцена показалась ему чрезмерно затянутой.
- Всё нормально, - Ремус поднялся с колен, выпустил ладонь Снейпа и улыбнулся – чуть горько и грустно. – Всё нормально, - повторил он.
- Не всё, - покачал головой Снейп. – Я рассыпал твой кофе и эту… ерунду в пакетиках. Что это, кстати?
- Заказ, - рассеянно ответил Ремус. – Ничего, я соберу потом.
- Заказ? Но тут всякая хрень… Крылья какие-то, цветочки, трава.
- Крылья поденки, немного растительных ингредиентов. Получу от аптекаря в Косом переулке пару монет.
- Ты вот этим зарабатываешь на жизнь? – недоверчиво спросил Снейп.
- Я вот этим зарабатываю на жалкое, бесцветное существование, - невесело улыбнулся Люпин. – И ещё даю частные уроки одному лоботрясу. Не у всех, знаешь ли, есть богатые любящие дядюшки – своевременно умирающие к тому же. Или влиятельные покровители с претензиями на господство в масштабах Британии. И на приличную работу берут не всех. Вот оборотней, скажем, не берут. Уж не знаю, почему.
Глаза Снейпа сузились.
- Моему, как ты выразился, покровителю нужны верные и способные люди. Оборотень ты или нет – вопрос другой.
- Неужели? А я слышал, ваша компания повернута на чистоте крови.
- Мало ли, что ты слышал! – резко возразил Снейп. – Я полукровка, если ты забыл, Люпин, и это не мешает мне…
- Хватит! – Люпин отвернулся, чтобы скрыть судорогу, пробежавшую по лицу. – Хватит. Ты, оказывается, пришел вербовать меня в Пожиратели? Довольно топорная попытка, Снейп. Я думал, ты умнее.
- Перестань, - Снейп шагнул и обнял Люпина за плечи. – Я не собирался тебя вербовать, просто хотел помочь. Живи как знаешь. Только живи. Здесь и сейчас… Ты зря разбил бутылку, Рем, нам обоим не помешало бы выпить. Тебя трясет, ты это знаешь?
Ремус почувствовал, как узкие ладони скользнули вниз по его груди, а сухие горячие губы коснулись шеи, чуть ниже затылка.
- Не надо, - пробормотал он. – Пожалуйста, не делай этого.
- Почему?
- Я не хочу.
- Неправда, Ремус. Ты очень этого хочешь.
Слышать, как этот голос произносит его имя – «Ремус» - мягко и немного хрипло – было невыносимо. До дрожи. Люпин зажмурился, а потом слабо кивнул, будто отвечая самому себе на какой-то важный вопрос, и накрыл руки Снейпа своими ладонями, впитывая объятие. Низкий смешок шевельнул волосы у него на затылке.
- Умница Ремус Люпин, - прошептал Снейп. – Умница…
Быстрые уверенные пальцы выдернули рубашку Ремуса из-под ремня брюк, и скользнули туда, под ремень, и безошибочно нашли дорогу под резинку трусов, и сомкнулись на основании члена. Судорожно всхлипнув, Ремус откинул голову Снейпу на плечо. Ноги его не держали.
- Посмеешь ещё сказать, что не хочешь этого?
Не отвечая, Люпин развернулся так, чтобы дать простор для действий своим рукам – и чтобы видеть лицо Снейпа; оно оказалось сосредоточенным и серьезным, словно Северус варил сложнейшее зелье на экзамене, а не делал…то, что он делал; и только расширенные зрачки в черных глазах выдавали его волнение.
- Если я испепелю твою одежду, это нанесет непоправимый урон твоему бюджету, Люпин? – насмешливо осведомился Снейп, в то время как его пальцы чередовали легкие поглаживания и осторожные пожатия. – Она мне мешает.
Откровенно говоря, Люпину было уже наплевать и на одежду, и на бюджет – он вообще уже не особенно воспринимал человеческую речь. Он слишком долго был один: отношения с Сириусом дали трещину вскоре после школы – невидимую, не названную, но ощутимую трещину; и встречи в штаб-квартире Ордена, или редкие дружеские пирушки с Питером и Джеймсом лишь подчеркивали этот разлад. На откровенное объяснение Ремус не решался – мешали одновременно гордость, трусость и скромность. Он утешал себя предположениями, что всё дело в его работе – сбор дешевых ингредиентов для мистера Херта отнимал дементорову тучу времени, а ещё ведь дела Ордена, и полнолуния, и длинные мучительные дни после полнолуний – видимо, вот такая она и есть, взрослая жизнь, такой и будет; кончились школьные годы чудесные, всё, привет… а у Сириуса наверняка есть занятия поинтереснее, чем опекать нищего приятеля-вервольфа. Легче от таких утешений не становилось. Раз или два Блэк появлялся у него на пороге, навеселе, с плиткой шоколада в кармане и недобрым блеском в глазах; такие визиты заканчивались торопливым агрессивным трахом в гостиной – отказать бывшему любовнику Ремус не смел - а потом Сириус уходил, бросив напоследок что-то вроде «Ты слишком много работаешь, Рем. Тебе стоило бы почаще вспоминать старых друзей».
- К химерам… одежду, - хрипло пробормотал Ремус, отбрасывая рубашку и выпутываясь из брюк; жесткая ткань тяжелой мантии Снейпа царапнула обнаженную кожу. – Твою тоже к химерам… пожалуйста.

… Он оказался именно таким, как Ремус и представлял себе – не раз и не два представлял. Тощий, бледный, с острыми коленками и локтями, весь слепленный из болезненно-ломаных линий, хрупкая поделка, голодный мальчишка с глазами загнанного зверя. И от того, что воображаемое так точно совпало с увиденным, Ремуса окатило горячей волной, и он едва сдержал стон – и не сдержал второй, когда Снейп опустился перед ним на колени и медленно провел языком по пульсирующему члену – от основания к головке.
- Не… не надо… не так. Не здесь, - попытался возразить Ремус и вцепился пальцами в стол, чтобы не упасть. – Здесь битое стекло…
Снейп поднял голову и усмехнулся.
- Забей. Забудь. И не смотри на меня так. Ты так смотришь, как будто я собираюсь тебя пытать.
Люпин беспомощно качнул головой и зажмурился – до красных пятен перед глазами, почти до слёз. Пытка длилась бесконечно долго, но каждый раз, когда Ремусу казалось, что он сейчас умрет, разлетится на осколки, Северус останавливался – будто задался целью свести оборотня с ума.
- Пожалуйста… прошу тебя, - пробормотал Люпин. – Северус, пожалуйста…
Снейп вскочил на ноги.
- Ты был прав, здесь неудобно, - невозмутимо заявил он. – И битое стекло.
-Сволочь, - выдохнул Ремус.
- Марш в спальню, Люпин, мы сейчас продолжим.
- Сволочь, - снова повторил Ремус и на непослушных ногах поплелся в спальню. Снейп задержался на кухне, подобрал с пола мантию, достал из кармана флягу и, поморщившись, сделал несколько больших глотков.
- А теперь вернемся к нашим бара… к нашим вервольфам, - хрипло рассмеялся он, догоняя Люпина и опрокидывая его на хлипкую кровать.
- Что ты пил?
- Зелье. Стимулятор. Лекарство. Не обращай внимания. Не задавай лишних вопросов, у нас тут не передача «Хочу всё знать», - говоря это, Северус покрывал шею Ремуса отрывистыми поцелуями.
- Ну хватит, - не выдержал Люпин, сбрасывая с себя прохладное, подвижное тело. – Не могу больше, хватит.
Он заставил Снейпа перевернуться животом вниз, навалился на него и перевел дыхание, опасаясь кончить от одного только прикосновения члена к белой узкой заднице партнера. Потом проложил дорожку из поцелуев, от шеи вниз, вдоль позвоночника – Северус выгибался ему навстречу, разом позабыв о своей невозмутимости.
- Вот так… вот так, - шептал Люпин. – Приподнимись… вот так.
Он раздвинул ягодицы Снейпа языком, затем влажным пальцем – нетерпеливо, но осторожно - и ещё раз повторил своё дурацкое «вот так», прежде чем насадить извивающееся тело на член. Северус низко, протяжно застонал; пальцы смяли простыню, слипшиеся волосы закрыли лицо.
- Не…бойся… я не сделаю больно, - пообещал Ремус, начиная медленно двигаться, и одновременно обхватывая рукой напряженную плоть Снейпа… а потом оказалось, что оба они дошли до границ своей выдержки и переступили эти границы практически одновременно – дернувшись всем телом, Северус кончил Люпину в ладонь, и этого факта оказалось достаточно, чтобы и Ремус перестал себя контролировать.
- Как же я тебя… ненавижу, - почти без голоса всхлипнул он, забывая о своем обещании быть осторожным, вонзаясь в податливое тело грубо и резко, раз, и ещё раз, и ещё. – Ненавижу. Ненавижу…

- Ненавидишь? Ты правда меня ненавидишь, Люпин? – шептал Снейп несколько минут спустя, в то время как его пальцы, жесткие от бесконечных зелий, ласково скользили по щекам Ремуса, стирая пот и – может быть – слёзы. – Не надо меня ненавидеть, я скоро умру. Я говорил тебе, я смертник. Меня уже поздно ненавидеть.
Губы Ремуса искривила злая улыбка.
- Умрешь? Правда? От чего же? – отрывисто спросил он, приподнимаясь на локте.
- Меня убьют. Я знаю, ваши планируют какую-то операцию на той неделе… не перебивай, не дергайся, да, мы знаем про Орден, и про то, что ты в Ордене – мы всех вас знаем, и про намеченную операцию тоже знаем… мы только не знаем деталей. Но пошлют туда меня. Он пошлет меня, Он разочарован во мне, и Он пошлет меня в вашу ловушку. Может быть, ты меня и прикончишь, Люпин. Как тебе такая перспектива?
- Всю жизнь мечтал, - процедил сквозь зубы Ремус. – Чего ты хочешь от меня, Снейп? Информации? Подробностей? Адреса, явки, пароли? Куры, млеко, яйка?
- Я ничего от тебя не хочу, параноик, - вздохнул Снейп. - Совсем ничего. Забудь.
Вероятно, алкоголь и интенсивные физические упражнения взяли своё, потому что в следующую минуту Снейп уже спал, уронив руку Ремусу на плечо – он отключился мгновенно, сразу, как умеют только маленькие дети и до предела измотанные люди.
Тикали старые охрипшие часы на каминной полке, ветер с моря качал занавески; Люпин молча смотрел в лицо Северуса, навсегда запоминая изгиб тонких губ, пятна лихорадочного румянца на острых скулах, тень ресниц, волосы, прилипшие к виску. И чем дольше он смотрел, тем неподвижнее и жестче становилось его собственное лицо.
Часы прокаркали четверть; половину; три четверти.
Ремус бесшумно поднялся, скользнул на кухню, поднял с пола свои вещи. Наскоро привел себя в порядок, подмел осколки бутылки, гранулы кофе и испорченные ингредиенты. И вернулся в спальню с охапкой снейповой одежды, сжимая палочку в руке.
-Рем? Это ты? – сонно пробормотал Снейп. – Я долго спал?
- Достаточно долго, чтобы пропустить прием своего лекарства, - негромко ответил Люпин. – Насколько я понимаю, тебе следовало пить его каждый час. Не перебивай, не дергайся, теперь уже поздно, а фляга у меня.
Он швырнул вещи на постель.
- Одевайся.
Северус потянулся за брюками, а Люпин отвернулся к окну.
- Всё было прекрасно, - заметил он. – И сценарий, и актерская игра, и минет, конечно. Ты не учел только одного, Сириус - оборотное зелье не меняет запах человека.
- Что?..
- Запах, Сириус. Ты пахнешь совсем не так, как Снейп.
Блэк – или, если верить глазам, всё ещё Снейп – тряхнул головой.
- И ты понял? С самого начала понял?..
- Нет, - признался Ремус. – Сначала меня обманул запах огневиски, он был слишком резким. Я понял, только когда поцеловал твою ладонь. Я не мог не узнать запах твоих рук, Сириус. Волк… не мог не узнать.
Люпин резко развернулся:
- Может, теперь объяснишь, зачем это всё понадобилось? – сухо спросил он. – Только правду, пожалуйста. С ложью на сегодня уже перебор.
- Я хотел тебя проверить, - буркнул Сириус, глядя в пол. – В Ордене есть предатель. Кто-то сдает нас Волдеморту – или людям Волдеморта.
- И ты думал, что это я?! – недоверчиво воскликнул Ремус. – Ты… ты мог предположить, что это – я?! А зелье… где ты взял зелье? Где ты нашел волосы Северуса?.. Как тебе вообще пришло в голову так… так… - он запнулся, не находя слов.
- Зелье стащил у Лили, она варит понемногу для Ордена. А клок волос выдрал у твоего ненаглядного Северуса ещё в школе. И припрятал на всякий случай – как знал, что пригодится. Хочешь ещё что-нибудь спросить?
Ремус покачал головой. О чем ещё можно спрашивать после услышанного, он не знал.
Лицо Снейпа пошло волнами, исказилось, растаяло, и Люпин, закусив губу, отвернулся снова, чтобы не видеть этого зрелища.

Чужая волшебная палочка уткнулась ему в затылок.
- Прости, Рем. Но мне придется лишить тебя самого драгоценного твоего воспоминания. Обливиэйт.

***
- Да тише ты, Сириус, Лили услышит! А я говорил тебе, что это идиотская идея, но ты же упрямый чокнутый псих, тебе надо было убедиться лично! И как, убедился?
- Ему нельзя верить, Джеймс, мы не можем ему верить, ты бы видел, как он смотрел… на него.
- Ну и хрена ль с того? Смотреть – смотрел, но ничего не сказал. Видимо, ты был недостаточно хорош, «Северус»!.. Тссс, да уймись ты, Бродяга, я тебя подкалываю, неужели не понял? И хватит пить, из ушей уже скоро польется.
- «Недостаточно хорош»? – заплетающимся языком переспросил Блэк. – Что бы ты смыслил… тебе, может, воспоминания показать, если не веришь? Если бы меня не срубило там, он бы повёлся, я тебе клянусь, он бы повёлся, он бы всё ему разболтал!
Джеймс поднял руки, словно защищаясь:
- Нет-нет-нет, уволь. Смотреть, как наш тихоня Ремус трахает Нюниуса во все дыры? Да меня сначала вывернет наизнанку, а потом я стану импотентом. На всю оставшуюся жизнь.
Он мягко отобрал у Сириуса стакан с огневиски.
- Серьезно, дружище, хватит. Я не знаю, за каким дементором ты это всё затеял. Может, затосковал без Люпина, может, приревновал – не моё дело. Только эксперимент твой идиотский ничего не показал, понимаешь? Он знал, что это ты. И смотрел он на тебя, и трахался с тобой, и всё, что мог разболтать, разболтал бы тебе. Тебе, понимаешь, придурок?
- Мы не можем ему верить. Надо всё переиграть, Джеймс. Переиграть по-тихому, и чтобы никто не знал, - упрямо проговорил Сириус.
Джеймс Поттер вздохнул, сдаваясь.
- Ладно. Поговорим об этом завтра.
- Обещаешь или отмазываешься?
- Обещаю. Протрезвеешь – поговорим.


2.05.2011

@темы: фанфик, ГП

URL
Комментарии
2011-05-08 в 21:43 

R.A.Ven
"Во что ты играешь?" - "В слова. Больше у нас ничего нет."
Жестоко...


офтоп: у тебя опечатка - ЭпиКсей

2011-05-09 в 00:46 

afarran
Фарс под дождём
zverek-alyona, да, жестоко.

Офф: там всё правильно. :)

URL
2011-05-09 в 01:09 

R.A.Ven
"Во что ты играешь?" - "В слова. Больше у нас ничего нет."
там всё правильно

Беру свои слова обратно. :)

2011-05-09 в 05:31 

BlueEyedWolf
Я добрая, но об этом никто не знает, а те, кто знают - уже никому не расскажут...// Координатор бартера WTF Snarry 2016
Кто не спрятался, я не виноват
а кое-кто прятаться и не собирался ))

Жестко, правильно, с глотком безнадеги, да и Блэк с Поттером вхарактерные весьма, как на мой вкус :)

2011-05-09 в 11:51 

neeta
Бессмысленная трата ресурсов
Страшно, точно, прекрасно. Смертельно жаль Люпина. Всех их...
Про оборотное становится понятно именно когда нужно.
Сначала дёрнуло "курка, млеко...", но он же читает маггловскую литературу, могут быть аллюзии.
Так сильно написано. Очень. Спасибо.

2011-05-09 в 12:55 

afarran
Фарс под дождём
BlueEyedWolf, спасибо. :)

URL
2011-05-09 в 13:09 

afarran
Фарс под дождём
neeta, спасибо. :)
Про "курку-млеко"... оно вообще изначально писалось для себя, я не думала, что буду выкладывать. А потом решила выложить как есть. :)

URL
2011-05-09 в 13:18 

afarran
Фарс под дождём
«Про оборотное становится понятно именно когда нужно.»
neeta, а можешь сказать, когда? :) Я опасалась, чтоб не с самого начала.

URL
2011-05-09 в 13:36 

neeta
Бессмысленная трата ресурсов
- Достаточно долго, чтобы пропустить прием своего лекарства, - негромко ответил Люпин. – Насколько я понимаю, тебе следовало пить его каждый час.

До этого - только сигналы. Что-то не так, но что...
По-моему, идеально точно.

2011-06-07 в 22:09 

Дочь Змеи
Авантюра не удалась. За попытку спасибо. (с)
Очень понравилось! Люпина жалко. Но и Блэка почему-то жалко, какой-то он поломанный, что ли...

2011-06-07 в 23:57 

afarran
Фарс под дождём
Дочь Змеи, у меня к Блэку очень сложное отношение. С одной стороны, я его недолюбливаю, потому что он изрядная сволочь; с другой стороны, мне его жаль... а с третьей - я не могу его не любить, потому что его любит мой Ремус. Не смотря ни на что...
:)

URL
   

Чердак Дома-у-Дороги

главная